Previous Entry Share Next Entry
Ламийская война
MrHell
hellboy_unfeel

Пока в Вавилоне Пердикка обеспечивал за собой наследие Александра, у Антипатра были другие заботы. Последние приказы Александра Великого взбудоражили всю Грецию, а его смерть стала катализатором всеобщего восстания против македонского владычества. Деньги Гарпала из Афин были переданы Леосфену - предводителю наёмников, который во главе 8 тысячного отряда двинулся к Фермопилам. По пути к нему присоединялись многочисленные отряды ополчения из полисов, примкнувших к восстанию, а это была практически вся центральная Греция за исключением беотийцев, опасавшихся восстановления Фив и македонских гарнизонов, расположенных по эту сторону от Фермопил. Пелопоннесские полисы и Спарта в целом пока оставались нейтральными, но в любой момент могли обратиться на сторону восстания.

Наиболее крупной силой среди восставших были, конечно, Афины, которые теперь выступили открыто. В городе начались массовые процессы над союзниками македонян, даже Аристотель был вынужден бежать на Эвбею, так как был другом Александра Македонского. Всего город выставил в объединённое войско 5 тысяч гоплитов, 500 всадников и 2 тысячи наёмников. Также афиняне предоставили 40 тетрер и 200 триер. Кроме того, они отправили послов по всей Греции, призывая всех присоединяться к борьбе за свободу. Благодаря этим стараниям ко времени приближения к Фермопилам армия Леосфена достигла 30 тысяч человек, а сами Афины стали ведущей силой этого восстания.

Возникшее в Греции восстание застало Антипатра и македонскую власть в крайне затруднительном положении. Большая часть македонских воинов находилась в Вавилоне, всего Антипатр мог располагать войском в 15 тысяч человек и флотом в 110 кораблей. Если ранее он мог запрашивать отряды от союзников, то сейчас Коринфский союз фактически развалился. К этому добавлялось его собственное нестабильное политическое положение: затяжной конфликт с Олимпиадой, матерью Александра, а также предстоящая замена Кратером на посту наместника в Европе. Александр в конце жизни был сильно недоволен Антипатром, но никаких распоряжений, которые бы уничтожили его авторитет, царь издать не успел. Во Фракии и Иллирии произошло восстание варваров, которые теперь угрожали Македонии с севера. Помощь извне оказать было некому, так как новые наместники ещё не прибыли в свои сатрапии. К плюсам его ситуации можно было отнести большое количество золота, не так давно пришедшее в Македонию из Азии, впрочем, людей для найма всё равно не было. Единственным, кто мог оказать помощь, был Кратер, двигавшийся с войском ветеранов, но он успел добраться только до Киликии в Малой Азии.

Тем не менее, Антипатр выдвинулся навстречу союзному войску. В Фессалии он рассчитывал получить помощь из местной кавалерии, прославившейся в походе Александра. Учитывая слабость своего войска, наместник пытался как можно дольше задержать противника, до подхода Кратера. Но Леосфен уже преодолел Фермопилы и сумел навязать сражение македонянам. В последний момент фессалийцы предали Антипатра и перешли на сторону греков. Македонскому полководцу ничего не оставалось, кроме как отступить в город Ламию, где он укрепился в ожидании подкреплений. Этот успех ещё более ободрил греков, а также вынудил колеблющиеся ранее племена и полисы перейти на сторону восставших. У македонян оставалось всё меньше союзников, ещё держались гарнизоны на Эвбее, в Кадмее, Коринфе и некоторых других местах. Кроме того, отчаянно сопротивлялись общины в Беотии и некоторых других полисах, им победа греков не предвещала ничего хорошего. Наиболее тяжёлым ударом стал для Антипатра переход на сторону противника 2 тысяч фессалийских всадников. Теперь македоняне собрали в Ламию припасы, военные машины и множество оружия, готовясь держаться здесь до последнего.

Летом 323 года до н.э. Леосфен подошёл со своей армией к Ламии и начал её осаду. Он прекрасно понимал, что время работает против него, но многочисленные попытки взять город штурмом привели только к большим потерям среди союзников. Оставалось пытаться взять город измором, для этого Ламия была блокирована со стороны суши и моря. Однако уже осенью от греков ушло этолийское ополчение - поводом послужило проведение ежегодных выборов должностных лиц. Затем в одной из стычек был убит сам Леосфен - ему в голову попал камень. На третий день после этого он умер. Эта тяжёлая потеря привела к серьёзным последствиям. Заменить Леосфена мог Фокион, но он был в рядах промакедонской партии Афин. Тогда на народном собрании был выбран Антифил, который не обладал таким же авторитетом, как Леосфен.

Тем временем на театре военных действий ситуация постепенно менялась в пользу македонян. После смерти Леосфена блокада Ламии расстроилась, и Антипатр смог заново запастись провиантом. Также во Фракию прибыл Лисимах со своим войском, теперь можно было не опасаться удара с севера. Кроме того, на помощь двигался Леоннат, получивший от Пердикки провинцию Геллеспонтскую Фригию. Согласно договорённостям в Вавилоне, он должен был помочь Эвмену завоевать Каппадокию, но теперь Антипатр убедил его в первую очередь оказать ему помощь в подавлении греческого восстания. Сам Леоннат получил предложение от Клеопатры, сестры Александра и вдовы царя Эпира, прибыть в Пеллу и вступить с ней в брак. Этот союз мог бы сделать Леонната наиболее влиятельным человеком на западе империи. В виду таких перспектив полководец вместе со своей армией в 20 тысяч пехотинцев и 2500 всадников выдвинулся на помощь к Антипатру. К тому времени армия греков значительно поредела, часть союзников ушла на зиму домой. Всего оставалось порядка 22 тысячи пехотинцев и 3,5 тысячи всадников. Одновременно держать осаду Ламии и противостоять сатрапу Фригии было совершенно невозможно, поэтому осада была снята, а армия двинулась навстречу Леоннату. Вскоре состоялась и битва, которая решилась схваткой кавалерии, где сильнее оказались фессалийцы, сам Леоннат погиб в бою. Пехота македонян отступила на высоты и укрепилась. Таким образом, греки снова победили, однако решительного преимущества у них уже не было. Антипатр сумел отступить из Ламии и соединиться с армией павшего Леонната. На море македоняне также получили подкрепление и смогли в нескольких сражениях разбить флот афинян. Теперь воспрепятствовать новым подкреплениям из Азии было уже невозможно.

В июне к македонянам наконец-то прибыл Кратер с ветеранами Александра. Таким образом, армия Антипатра достигла 40 тысяч пехоты, 3 тысячи стрелков и 5 тысяч всадников. Преимущество над греками стало абсолютным. Спустя два месяца, 7 августа 323 года до н.э., при Кранноне состоялась битва. Фессалийская конница сумела опрокинуть превосходящих по численности македонских всадников, но пехоте союзников под давлением фаланги пришлось отступить и укрепиться на ближайших высотах. Таким образом, поле битвы осталось за Антипатром. Это поражение ещё не было фатальным для дела греков, они могли получить военную помощь от своих государств, но всеобщее уныние лишило их возможности для дальнейшего активного сопротивления. Союзники постепенно уходили из войска, самой тяжёлой потерей стало дезертирство фессалийцев, чьи города Антипатр постепенно завоёвывал. Через некоторое время армия греков полностью перестала существовать, отряды разошлись по своим городам, рассчитывая самостоятельно заключить мир с македонянами. Антипатр, вновь превратившись в правителя всей Греции, теперь диктовал свои условия мира. Так афиняне были вынуждены впустить македонский гарнизон в крепость Мунихий, которая господствовала над городом. Антимакедонские ораторы были выданы Антипатру и казнены. Демосфен покончил с собой, чтобы не попасть в руки своих врагов. Аналогичному разгрому противники македонян подверглись и в других общинах Греции. Упорно сопротивлялись только этолийцы, они ушли из своих городов и оборонялись в труднодоступной горной местности. В конечном итоге они сумели отстоять свою независимость.

Таким бесславным образом закончилась последняя попытка греческих полисов сопротивляться центральной государственной власти македонян. В течение года греки имели полное преимущество над Антипатром, но не сумели им воспользоваться в полной мере. Даже в кризисной для Империи ситуации греческие полисы не смогли создать необходимого политического объединения для освободительной борьбы. Рыхлый союз во главе с Афинами оказался никуда не годным инструментом для мобилизации собственных сил Греции. Тем не менее, это противостояние показало, что союзники могут на равных бороться даже с опытными македонскими войсками. Что касается судьбы самого Антипатра, то его борьба с восстанием не позволила ему вмешаться в события, которые в это время происходили в Вавилоне. Кратер также был вынужден спешить со своими ветеранами в Грецию, не принимая участия в разделе державы Александра. Такое выключение ключевых лидеров из борьбы за власть, безусловно, помогло Пердикке занять ведущее положение в державе Александра. Но теперь, когда восстание греков было подавлено, Кратер и Антипатр должны были сказать своё слово. Также нужно обратить внимание на судьбу Леонната, имевшего большие возможности для будущей борьбы, но ставшего первым, после Мелеагра, погибшим диадохом. Его попытка женитьбы на Клеопатре продемонстрировала, что среди диадохов были желающие бросить вызов могуществу Пердикки.


promo hellboy_unfeel august 11, 2014 15:19 317
Buy for 10 tokens
В выходные не было времени писать в блог, но некоторые материалы в сети успел прочесть. Наиболее интересным из них считаю вот этот. Очень хороший анализ того, как сетевое патриотическое сообщество постепенно превращается в типичных майданщиков. "Чуждый любого рода рефлексий"(с)…

?

Log in

No account? Create an account