Кривошеин Александр (hellboy_unfeel) wrote,
Кривошеин Александр
hellboy_unfeel

Category:

Солженицын. Опыт прочтения в XXI веке. Биография.


Биография Александра Исаевича Солженицына представляет отдельный интерес для любого исследователя его творчества. Это связано с тем, что многие его литературные герои носят очевидно авторские черты, а жизнь самого писателя была богата приключениями, перипетиями и невзгодами, которые так или иначе оказывали влияние на его творчество. Но в данном интересе есть и другое измерение, связанное, в первую очередь, с политической деятельностью Солженицына и теми призывами, которые он адресовал всему миру.

Дело в том, что, несмотря на многочисленные биографии автора, а также его собственные мемуары, многие детали его жизни остаются для нас до конца не ясными. Частично вину за это можно возложить и на самого писателя, который в своих многочисленных интервью часто противоречил самому себе. Но много проблем возникает и при сопоставлении различных свидетельств окружавших писателя людей, начиная от друзей его детства и заканчивая его западными партнёрами и издателями.

Выше я уже писал, что известность Солженицына с самого начала носила крайне политизированный и скандальный характер. Неудивительно, что это привело к появлению у него многочисленных сторонников и противников. Причём и те и другие часто были предвзяты по отношению к писателю. При этом их позиции с течением времени могли меняться: одни его сторонники превращались в страстных противников, а прежние враги вдруг начинали превозносить писателя, нарушая даже элементарные рамки приличия. Менялись взгляды и оценки своей биографии и у самого автора. В связи с этими новыми установками он даже переписывал и дополнял уже готовые и опубликованные произведения. Так, например, было с "Архипелагом ГУЛАГ", "В Круге первом", "Август Четырнадцатого".

Разумеется, все перечисленные факторы сыграли огромную роль в формировании биографической литературы, посвящённой Александру Исаевичу. Это пришлось учесть и мне при выборе тех трудов, которые ещё предстояло прочитать. Исходными моими предпосылками было желание ознакомиться как с апологетикой, так и с критикой писателя. Чего-то нейтрального найти не получилось, поэтому всё зависело, в первую очередь, не от позиции автора, а от его личной добросовестности в изложении фактов и оценок. Вот именно в сопоставлении этой информации я и пробовал найти целостную картину жизни Солженицына.


Людмила Сараскина "Александр Солженицын"

Первой работой, которую я фактически прочитал ещё до начала знакомства с литературным творчеством писателя, стала биография Солженицына под авторством Людмилы Сараскиной. Невероятный труд почти в тысячу страниц, вышедший в серии "Жизнь замечательных людей" от издательства "Молодая Гвардия". Одной из важных особенностей данной работы стало то, что, в противоречии с правилами этой серии, биография вышла ещё при жизни писателя - в 2008 году. Правда, Александр Исаевич скончался уже через несколько месяцев после этого, что дало повод злословам намекать на мистическую связь между этими двумя событиями.

Людмила Сараскина - известный российский филолог, литературовед и критик. Член жюри премии Солженицына. По всей видимости, Людмила Ивановна была среди близкого окружения семьи Солженицыных уже после возвращения её в Россию. По крайней мере, она одна из немногих биографов Александра Исаевича, кто имел возможность лично консультироваться с писателем по ходу своей работы. Стоит ли удивляться, что именно её биографию я выбрал среди многих других апологетических трудов, посвящённых Солженицыну.

Чувства, которые оставила эта книга, можно назвать противоречивыми. Несмотря на огромный проделанный труд по сбору информации и её оформлению, при прочтении меня никак не оставляла мысль о том, что наиболее важные на мой взгляд вопросы остались совершенно за рамками исследования. Автор слишком долго и придирчиво смакует отдельные факты биографии Солженицына, приводит многочисленные свидетельства, в особенности похвалы. Однако практически в стороне остались идейные искания писателя, побудительные причины к изменению его взглядов. Слабо исследуется интеллектуальная полемика, да и очевиден перекос в сторону позиции самого Солженицына, а доводы его критиков поспешно отметаются, как продиктованные ангажированностью или неприятием писателя.

Особенно я обратил внимание на описание детства Александра Исаевича. Дело в том, что простое изложение фактов создаёт слишком позитивную картину. Мы видим активного, пытливого и увлечённого мальчика-отличника, а затем студента-комсомольца, Сталинского стипендиата, который имеет возможность летом путешествовать на велосипеде по стране. Однако речь идёт о 30-х годах XX века, когда, согласно трудам самого Александра Исаевича, в СССР царил страх и террор, миллионы людей без суда и следствия уничтожались в многочисленных лагерях по всей стране. Как мог молодой юноша не замечать всего этого, а если он и замечал, то почему молчал и никак не выступал против? Получается, что совместить эти две картины очень сложно: как действительно жил сам Александр Исаевич и что впоследствии он писал об этом времени. Для обхода этой коллизии Людмила Ивановна вынуждена использовать метод чередования в своём описании. Она по очереди рассказывает сначала биографию писателя, а затем его последующие оценки. Происходит чередование белого и чёрного, что в целом как будто должно смешаться в голове читателя, но на самом деле этого не происходит и возникает ощущение диссонанса, словно одновременно читаешь два разных повествования.

После прочтения такой огромной книги у меня осталось больше вопросов, нежели ответов. Зато позднее я смог оценить меткую фразу о том, что большая часть биографий Александра Исаевича более похожа на жития святых. И действительно автор скрупулёзно собирала многочисленные положительные оценки творчества Солженицына, при этом либо никак не упоминала, либо крайне тенденциозно освещала критические отзывы. И, конечно, предпочтение отдавалось мнению самого Александра Исаевича, а не другого человека, даже лично принимавшего участие в тех или иных событиях. В результате Солженицын на страницах подобных биографий из живого человека превращается в настоящую непогрешимую икону, которая если и ошибается, то всё равно проявляет тем самым своё величие и высоту духа, которую не вправе осудить простые смертные. Лично мне не близок такой подход к биографиям, коль скоро я хочу что-то понять в судьбе исторической личности, разобраться в перипетиях его жизни, узнать конкретного человека, а не увидеть его образ, нарисованными яркими красками.

Следующая биография, с которой я познакомился, называется "Спираль измены Солженицына" Томаша Ржезача. Она была написана в 1978 году, когда Александр Исаевич уже находился на Западе. Эта работа представляет собой плохо сляпанную поделку, призванную, в первую очередь, дискредитировать писателя. Связь автора с КГБ становится очевидной любому читателю, хотя бы примерно представляющему себе каким образом Ржезач мог получить информацию, приведённую в этой книге. Автор использует самые нелепые приёмы очернения, копается в детстве писателя, придумывает самые невероятные мотивации, демонизирует объект своего исследования. Самая интересная часть работы представляет собой интервью с людьми, которые так или иначе соприкасались с Солженицыным. Ржезач находит и интервьюирует даже следователя, который ранее вёл дело Александра Исаевича в 1945 году.

Главный вопрос, который возникает при прочтении, можно сформулировать так: "Зачем, это нужно было делать именно так, как это было сделано?" КГБ фактически представило Ржезача в качестве своего агента и дало повод западной прессе говорить о фальсификации фактов биографии Солженицына, целенаправленной работе спецслужб против Нобелевского лауреата. А если учесть количество противоречий и откровенных глупостей в книге, то неудивительно, что и сам Солженицын, и его поклонники с радостью схватились за прекрасную возможность разоблачить происки КГБ. При этом, что удивительно, книга так и не дошла до массового читателя: небольшие тиражи были изданы только в Италии и СССР. Т.е. никакой пользы автору и заказчикам принести не могли, зато вред эта работа нанесла огромный.


Владимир Бушин "Александр Солженицын. Гений первого плевка..."

Ещё одна книга была выбрана мною как наиболее известная из критических. Это "Александр Солженицын: Гений первого плевка" Владимира Бушина. Она представляет собой переработку многочисленных критических статей Владимира Сергеевича, посвящённых Александру Исаевичу.

Владимир Бушин - известный советский писатель. В своё время он был очарован первыми работами Солженицына, но впоследствии занял более критическую позицию. После перестройки Владимир Бушин выбрал для себя просоветскую патриотическую линию, печатался в газетах "День", "Завтра", "Советская Россия" и т.п. Таким образом, его критический голос звучал совсем не тогда, когда Солженицына ругали в официальной прессе, наоборот, в это время Солженицын превратился в настоящий объект поклонения, а количество и уровень хвалебных эпитетов в его адрес со страниц и экранов самых популярных СМИ превысило все рамки здравого смысла. На этом фоне всеобщего казённого почитания Бушин был, конечно, малозаметен. Тем не менее, он был одним из немногих, кто говорил, что король на самом деле голый.

Рассказ о Солженицыне от Владимира Бушина - это критический разбор его высказываний и поступков. Начинает автор со времени своего знакомства с Александром Исаевичем, приводит некоторые факты из своей личной переписки с ним. Конечно, во многом эта книга обусловлена личным отношением Бушина к Солженицыну, впрочем, автор с самого начала объясняет, почему оно является таковым, как и откуда появился негатив к самому писателю, его творчеству и политической деятельности. Такой взгляд тем более интересен, что исходит от коллеги-писателя, способного разобрать художественные особенности книг Солженицына. Можно даже сказать, что это не столько биография Солженицына, сколько полемика с ним, адресованная к поступкам, публичным высказываниям, мыслям, приведённым ранее на страницах книг и газет.
Никакой реакции на многие факты и доводы Бушина от Солженицына так никогда и не последовало. А ведь многие из них были достаточно интересными и убедительными.

Можно сказать, что статьи, а затем и книга Бушина стали одной из первых серьёзных попыток публичной дискуссии и критической полемики с Солженицыным с позиции просоветской интеллигенции. Почему нельзя было сделать нечто аналогичное этому ещё в советское время, мне до сих пор остаётся не понятным. Ведь, казалось бы, так просто взять и разобрать работы Александра Исаевича и представить их отечественной и западной общественности, коль скоро он обладает огромным авторитетом на Западе. Почему-то эту работу в меру сил провёл Владимир Бушин, когда были сняты цензурные ограничения, а не всесильный КГБ, обладающий несравненно большими ресурсами и возможностями.

К моменту прочтения книги Владимира Бушина я уже ознакомился почти со всеми художественными произведениями Александра Исаевича, а также частью его мемуаров и в целом многие мои собственные выводы совпали с тем, о чём говорит Бушин. Что касается биографии Солженицына, то книга не дала практически ничего нового. Бушин работал лишь с известными источниками, рассматривая их под другим углом, нежели это было принято в апологетических исследованиях. К минусам её можно отнести, безусловно, негативное эмоциональное отношение автора к Солженицыну. Впрочем, я думаю, что книга Бушина хорошо уравновешивает биографии, подобные той, что написаны Людмилой Сараскиной. По крайней мере, это позволяет "не создать себе кумира", но посмотреть на деятельность Солженицына с другой стороны. Ну и как минимум погрузить читателя в ту полемику, что существует сегодня между просоветской и антисоветской интеллигенцией по поводу фигуры Нобелевского лауреата.

Ещё одну грань спора относительно личности Солженицына открыла для меня книга Владимира Войновича "Портрет на фоне мифа". Признаться, я ранее мало что знал об этом измерении критических взглядов на фигуру Нобелевского лауреата. Войнович также является советским писателем, однако принадлежит уже к диссидентским прозападным кругам. Если коротко изложить позицию не только Войновича, но и многих других его единомышленников, то они замечательно относились к Солженицыну и всем его книгам до того момента, пока тот не начал высказывать своих правых националистических взглядов. Это случилось после выхода романа "Август 1914" и публикации нескольких его статей в начале 70-х годов. После этого у писателя испортились литературный стиль, характер, внешность, притупились мысли.

Оказалось, что ранее интеллигенция была в плену мифа о писателе. Одним из "очнувшихся" от морока оказался Владимир Войнович, теперь он призывает своих читателей трезво взглянуть на фигуру Александра Исаевича. Для этого он рассказывает свою историю отношений с Солженицыным и предлагает собственный образ личности писателя. Одним из самых ярких моментов этого произведения является переписка автора со своими друзьями Еленой Цезаревной и Лидией Корнеевной Чуковскими. Между сторонами происходит настоящий разрыв в связи с тем, что в своём романе "Москва 2042" Войнович посмел изобразить Солженицына в сатирическом ключе. Такое отношение к великому писателю и диссиденту мать и дочь Чуковские считают недопустимым, другого мнения придерживается Владимир Николаевич, который оставляет за собой право высмеивать любого, кто, по его мнению, заслуживает этого.

Книга Владимира Войновича представляет собой хороший образец работы на тему "их нравы". Именно её прочтение навело меня на мысль: почему я не могу оценить тех высоких литературных талантов Александра Исаевича, о которых столь много писали без преувеличения высокие гуманитарные профессионалы и мастера литературного дела? В книге чуть ли не прямым текстом сказано, что мерой таланта может быть и личная политическая позиция автора, его заслуги перед некоторым сообществом. А позиция "свой-чужой" может и должна определять отношение не только к человеку, но и его творчеству.

При чтении произведения Войновича у меня постоянно возникало ощущение, что я заглядываю под занавеску, за которой происходит выяснение отношений между жабой и гадюкой. Всё это вызывало, в первую очередь, чувство брезгливости, но уже вслед за тем я смог оценить работу и с точки зрения приведённых фактов. Безусловно, этот новый взгляд добавил много новых красок в тот образ, который уже сложился у меня к моменту прочтения книги Войновича.


Александр Островский "Солженицын. Прощание с мифом"

И последняя работа, на которой я хотел бы остановиться - это "Солженицын. Прощание с мифом" Александра Владимировича Островского. В ней мы находим совершенно иной подход к исследованию биографии писателя, так как выполнена биография профессиональным историком, доктором исторических наук.

Александр Владимирович менее всего обращает внимание на различные пикантные факты из жизни писателя, например, совсем никак не упоминает его измены супруге. Зато Островский сосредоточен на наиболее важных фактах биографии Солженицына, которые определили ключевые моменты его жизни и творчества.

Историк оперирует невероятным количеством информации, переработать которую стоило огромного труда. Он проводит сопоставление разных изданий книг Солженицына, детально исследует те добавки и изменения, которые были сделаны писателем и помещает их в контекст жизни Александра Исаевича. Также он привлекает огромное количество свидетельств и документов о жизни писателя, которые все вместе открывают нам многое из того, что без пристального исследования оставалось бы скрыто как самим писателем, так и его биографами из числа поклонников.

Книга Александра Островского представляет собой уже капитальное исследование, лишённое пиетета перед Нобелевским лауреатом. Однако в первую очередь она ставит целый ряд важных вопросов, ответить на которые невозможно без привлечения совершенно новых источников, в том числе и архивных.

Особенно хочется отметить дотошность и добросовестность автора, его показательное нежелание исследовать вопросы личной жизни, но сосредоточиться на тех фактах, которые касались именно творчества и публичной жизни писателя. После прочтения книги действительно понимаешь, сколь важную информацию об эпохе даёт изучение биографии Солженицына, как в ней переплелись интриги, политика и история всего XX века.

На мой взгляд, именно эта работа может стать отправной точкой для последующих биографов и исследователей творчества Солженицына. А в том, что пристальное внимание к личности и работам писателя просто необходимо, я убедился лично, на основе тех книг, с которыми мне пришлось ознакомиться за последние несколько месяцев.

Жить не по лжи.

В 1974 году вышло небольшое публицистическое эссе Александра Солженицына, которое получило название "Жить не по лжи!" Независимо от его содержания, этот яркий лозунг со временем стал ассоциироваться с девизом и жизненным кредо самого писателя, тогда как изначально он задумывался как призыв к другим. К сожалению, в жизни самого писателя было достаточно моментов, когда он по тем или иным причинам врал, обманывал или вводил в заблуждение не только окружающих его людей, но и буквально весь мир.

В одном из опубликованных обсуждений этого эссе сторонник Александра Исаевича, признавая этот факт, оставляет за ним право на ложь, ведь оно сообразуется с его благими целями борьбы с коммунизмом. Но насколько для нас сегодня приемлема эта позиция? Ведь ответ на этот вопрос касается не только одного писателя и нашего отношения к нему, но и, нисколько не преувеличивая, будущего всей нашей страны. И если Александр Исаевич в своём эссе предлагает только лишь отстраняться от того, что каждый считает для себя ложью, т.е. сопротивляться ей пассивно, то, на мой взгляд, уже давно назрел вопрос о публичном обсуждении и признании многих фактов нашей истории.

Идеологические войны XX века действительно породили множество мифов и лжи. Но после перестройки и разрушения СССР ситуация в этом плане не только не улучшилась, но и стала значительно хуже. А нынче, в полном согласии с обсуждаемым эссе, вообще прекратились всяческие публичные поиски правды, вместо этого общество в большинстве своём разделилось на группы, у каждой из которых правда оказалась своей.

Преодолима ли эта ситуация? Думаю, что Александр Исаевич может нам в этом помочь. По крайней мере благодаря ему мы могли бы сделать шаг вперёд в части избавления нашей истории от лжи. Как минимум только одна публикация "Архипелага ГУЛАГ" с научными комментариями профессиональных независимых историков сильно продвинула бы наше общество вперёд по части отказа от лжи. Но суждено ли кому-то когда-то проделать этот громадный труд? Иначе получается поразительная ситуация, когда государство навязывает Александра Исаевича обществу вопреки тому, к чему сам писатель призывал. Ведь если мы стремимся "жить не по лжи", то труды Солженицына должны быть очищены от этой самой лжи. Казалось бы, период секретности и цензуры давно в прошлом, теперь мы уже можем узнать правду, которую по многим причинам просто не мог знать сам автор. Тем не менее, на проходящих торжествах и мероприятиях в честь столетия писателя мы вновь и вновь слышим рекомендации "Архипелага ГУЛАГ" как книги, в которой нет ни капли лжи, хотя сейчас мы уже точно знаем, что это не так.

Да и биография Александра Исаевича рано или поздно должна быть очищена от тёмных пятен, даже несмотря на возможные протесты его близких родственников, коль скоро мы имеем дело с великим русским писателем, оказавшим огромное влияние на жизнь не только нашей страны, но и всего мира. Хочу и я сделать небольшой вклад в это огромное дело и привести здесь собственные ответы на те вопросы, которые ставил перед собой в самом начале этой статьи.

1) В сети часто встречаются намёки на еврейские корни Александра Исаевича. Лично я не понимаю, что должно бы было измениться от того, подтвердись ли они документально. Но, возможно, для кого-то это играет большую роль. Судя по имеющимся сведениям, отец писателя был русским, а мать украинкой. Отца Александра Исаевича действительно звали Исаакий Семёнович в честь преподобного Исаакия, исповедника Далматского, т.е. правильно было бы его называть Исааковичем, но при выдаче паспорта в 16 лет была сделана досадная ошибка, с тех пор в документах значилось имя Александр Исаевич. По крайней мере, так гласит официальная версия, не доверять которой нет никаких оснований.

2) Был ли Александр Исаевич антисемитом? Такие обвинения в его адрес звучали постоянно, в первую очередь со стороны диссидентов-западников, среди которых многие были евреями. Это же обвинение высказывает Томаш Ржезач, приводя в пример воспоминания о детской ссоре писателя с одним из своих одноклассников. К ответу на этот вопрос можно подходить по-разному. Испытывал ли Солженицын ненависть к евреям как национальной группе? Скорее всего, нет, по крайней мере, среди его друзей и знакомых было достаточно людей с такой национальностью. Но если поставить вопрос иначе и спросить: "Считал ли Александр Исаевич, что евреи как национальная группа оказали, в том числе, и негативное влияние на историю России?" В этом случае, на мой взгляд, следует ответить утвердительно. Солженицын действительно наделял представителей этого народа особыми национальными чертами, благодаря которым многие из них сыграли негативную роль в истории нашей страны. В частности, до, во время и после Революции. Прямо заявлял о негативном влиянии "малого народа" на историю страны Шафаревич - единомышленник Александра Исаевича, но сам писатель был более гибок и тактичен в формулировках. Можно ли назвать это антисемитизмом? На мой взгляд, некоторые черты этого явления во взглядах Александра Исаевича определённо есть.

3) Призывал ли Александр Исаевич бомбить СССР атомными бомбами? Я нигде не встречал подобных личных призывов писателя. Неоднократно в разных произведениях призывали бомбить СССР литературные персонажи Солженицына, что, конечно, не тождественно призывам самого автора. Впрочем, писатель агитировал Соединённые Штаты активнее бороться с СССР и коммунизмом на международной арене. Безусловно, такая политика могла привести, в том числе, и к военному противостоянию сверхдержав. Благо влияние Солженицына было недостаточным для того, чтобы направлять американскую внешнюю политику. Хотя, безусловно, его выступления оказали большую поддержку партии ястребов в американской элите. Уж кто-кто, а Александр Исаевич точно не призывал страны и народы к миру.


4) Был ли Солженицын стукачом в лагере? В данный момент мы совершенно точно можем сказать, что Александр Исаевич действительно был завербован. На этот счёт в нашем распоряжении имеется личное признание писателя, о котором было рассказано ещё в "Архипелаге ГУЛАГ". Впрочем, сам Солженицын неоднократно говорил, что этим его сотрудничество с охраной лагеря и закончилось. Других прямых подтверждений этой гипотезы у нас нет. Правда, Александр Островский в своей книге приводит "многочисленные странности" относительно тех известных фактов, которые касаются времени пребывания Солженицына сначала в шарашке, а затем в лагере. Это касается и удивительно мягкого приговора писателю, и его перевода в мягкие условия шарашки, где он пребывал в течение 5 лет из 8. Таким образом, косвенных признаков достаточно, чтобы сказать, что отношение к Солженицыну отличалось от отношения к обычным заключённым. В целом можно назвать этот эпизод биографии Александра Исаевича "тёмным пятном", над которым ещё предстоит работать исследователям.

5) Работал ли Александр Исаевич на КГБ? На этот вопрос в данный момент однозначного ответа  у меня нет. С одной стороны, не существует никаких прямых доказательств такого сотрудничества. С другой - действия КГБ относительно писателя действительно вызывают множество вопросов. Сам писатель неоднократно называет их нелепыми и идиотскими, потому что никак иначе их объяснить нельзя.

Дело в том, что из мемуаров Солженицына мы узнаём, будто в СССР он действовал фактически в составе подпольной конспиративной группы, куда входили сотни людей: от простых одиноких женщин и бывших зэков до высокой интеллигенции и даже министров. Они помогали писателю прятать архивы, доставать материалы, перепечатывать его работы и переправлять их за границу. Причём методы маскировки, которые использовали эти люди, больше походят на игры детей в шпионов, нежели на действия настоящих подпольщиков. Сейчас в нашем распоряжении есть документы, согласно которым известно, что спецслужбы знали, например, о работе над "Архипелагом ГУЛАГ" ещё до того, как он был написан. Но ничего при этом не предпринимали.

Среди помощников Солженицына совершенно точно были люди, связанные с КГБ. Сколько точно их было сказать нельзя, но некоторые из них известны по фамилиям, например, Генри, Столярова, Звездре. Другие его помощники находились под слежкой органов ГБ, среди них Сузи и Самутин. Да и сам Солженицын неоднократно обвинял в сотрудничестве с КГБ многих из своих друзей и знакомых, даже бывшую супругу.

Получается, что многие годы в КГБ следили за писателем, знали о его деятельности. Но фактически ничего не предпринимали для того, чтобы как-то воспрепятствовать ему или хотя бы перекрыть его контакты с Западом. При этом сам писатель мог жить в элитном посёлке у Чуковского, по соседству с первыми лицами государства, свободно путешествовать по стране. Он получал деньги на жизнь от "Нового мира", причём в обход всех принятых правил.

Это позволяло Александру Исаевичу беззаботно жить и не задумываться о заработке. Как по мне, так действия органов государственной безопасности выглядят очень странно. В связи с этими, а также многими другими косвенными фактами, я должен назвать и этот вопрос ещё одним "тёмным пятном" в биографии писателя.

6) Работал ли Александр Исаевич на ЦРУ? И снова я должен повторить, что не могу однозначно ответить на этот вопрос. В отличие от КГБ, про ЦРУ в мемуарах Солженицына стоит поразительное молчание. Я нашёл только одну цитату, где упоминались американские спецслужбы: в ней говорится о том, что ЦРУ на Западе находятся под контролем СМИ, тогда как в СССР КГБ делают что хотят. Подобное рассуждение, конечно, выглядит смехотворно, а между тем в жизни Александра Исаевича совершенно точно засветились, в том числе, и кадровые сотрудники ЦРУ. Например, одним из тех, кто вывозил за границу архив писателя, был кадровый сотрудник спецслужб Вильям Одом, который спустя 10 лет стал директором американской АНБ.

В мемуарах Солженицына содержится информация об их знакомстве уже в США, "в большой тайне". Не могут не вызывать удивления и многочисленные помощники Александра Исаевича из числа граждан Франции, Германии и Швеции. Среди них были как кадровые сотрудники посольств, так и журналисты. Зачем эти люди рисковали не только своей карьерой, но ещё и репутацией собственных государств, когда пересылали копии трудов Александра Исаевича в дипломатической и личной почте? Сам Солженицын объясняет это их самоотверженностью и подвижничеством. Тогда, вслед за сотрудниками КГБ, следует признать и западные спецслужбы совершенно некомпетентными в вопросах контроля даже за собственными дипломатическими сотрудниками.


7) Как относился Солженицын к таким диктаторам как Франко/Пиночет? По поводу Пиночета никаких высказываний Солженицына я не нашёл. А вот насчёт поддержки Франко Солженицыным в своё время в Европе разразился настоящий скандал. В мемуарах Солженицын пишет об этом так:

"умер легендарный генерал Франко, и надо было (русский долг!) срочно ехать туда".

В чём состоял русский долг перед генералом Франко Солженицын, к сожалению, не пояснил. Об этом же эпизоде в другом месте он писал так:

"...надо поехать в Испанию и открыто поддержать те силы, какие ещё хранили её, - да ведь и рядом с разломанной Португалией".

В Португалии в то время после свержения диктатуры Салазара к власти пришли социалисты. Что касается отношения писателя к режиму Франко, то он таким образом отмечал его историческую роль:

"Франко предпринял героическую и великанскую попытку спасти свою страну от государственного распада. С таким пониманием пришло и удивление: что разложение-то вокруг идёт полным ходом, а Франко сумел тактически-твёрдо провести Испанию мимо Мировой войны, не вмешавшись, и вот уже 20, 30, 35 лет продержал её на христианской стороне против всех развальных законов истории! Однако, вот, на 37-м году правления он умирал и вот умер, под развязный свист европейских социалистов, радикалов, либералов. Испанию быстро растрясало, и все в Европе, кому не лень, травили её".

Обратите внимание, что Франко, развязавший гражданскую войну в Испании и ответственный за политические репрессии против политических оппонентов, в глазах писателя оказывается героем. Можно ли после этого говорить, что цель для Солженицына не оправдывает средства?

8) Можно ли вслед за Степаном Щипачёвым назвать Солженицына "литературным власовцем"? Чтобы ответить на этот вопрос нужно для начала определить, что мы имеем в виду под определением "власовец". Конечно, Александр Исаевич никогда не служил под руководством генерала Власова, наоборот, во время войны он был офицером Советской армии. Впрочем, уже тогда Солженицын, судя по своим позднейшим произведениям, с большим интересом и даже сочувствием относился к тем, кто переходил на сторону фашистов и воевал против Советской армии.

Также, безусловно, можно говорить и о том, что взгляды Александра Исаевича после его лишения гражданства СССР были близки к целому ряду организаций, которые во время Великой Отечественной войны сотрудничали с гитлеровской Германией. Неудивительно, что их представители были среди первых, кто приехал к нему знакомиться уже на Западе. Так, например, он писал об НТСовцах: "А вот - приехали раз, и второй от НТС (Народно-Трудовой Союз, давние стойкие антибольшевики), этих нельзя не принять". В другом месте он пишет: "Душой - я вполне сочувствовал начинателям их Союза, молодёжи русской эмиграции в Европе в 20-е-30-е годы: естественный порыв переосмыслить и прошлое и будущее, искать собственные пути к освобождению России". Сотрудничал Солженицын и с НТСовским издательством "Посев", где вышел сборник его рассказов, а также одноимённым журналом.

Есть в мемуарах Александра Исаевича также и рассказы о знакомствах с известными деятелями-власовцами. Например, будучи в Лихтенштейне писатель с большой радостью был встречен в доме бывшего генерала Хольмстом-Смысловского. Вот так описывает эту встречу Солженицын:

"За столом был и бывший премьер, 1945 года, который вёл тогда переговоры с генералом Хольмстоном-Смысловским и принял его отряд. И сам генерал сейчас, оказывается, тут же, в Вадуце. И после поездки с княгиней на высшую вершину княжества, где у них модерный дом и приглашают меня работать зимой, - едем мы к Смысловскому, а это оказывается Борис Алексеевич, сын моего персонажа из "Августа" и давно мне известный по семейной истории, ибо я в Москве знаком со всей семьёю. И сразу так тепло и всё взаимно понятно".

С биографией кадрового сотрудника Абвера и руководителя первой Русской национальной армии Бориса Алексеевича Хольмстом-Смысловского любой желающий может ознакомиться, например, в Википедии. Также стоит отметить, что после войны он был штатным сотрудником Германской и Американской разведки.

Таким образом, личные контакты и связи Александра Исаевича как с настоящими власовцами, так и с организациями, прислуживавшими гитлеровцам во время Великой Отечественной войны, не вызывают сомнений. Наоборот, Солженицын с гордостью и восторгом описывает в мемуарах встречи со многими деятелями, прямо сотрудничавшими с Гитлером.

Но можно ли называть власовцем человека, который сочувствует власовцам в своих литературных произведениях, использует в качестве источников их пропагандистские материалы, знакомится и даже дружит с ними в реальной жизни, печатается в их официальных изданиях? При этом я уже писал ранее об идейной близости власовцев и Солженицына. На мой взгляд, такого человека назвать власовцем вполне возможно и даже нужно. Впрочем, я не настаиваю. Возможно, для кого-то мои доводы будут неубедительны. Однако я для себя все необходимые выводы сделал.

Это лишь часть тех вопросов, которые я хотел выяснить перед началом своего знакомства с жизнью и творчеством Александра Солженицына. Охватить их все в данном формате не представляется возможным, да и цели такой у меня нет. Вполне возможно, что в будущем мне ещё придётся высказываться на темы, связанные с писателем. Но сейчас я считаю нужным подвести черту и сделать краткий вывод из всей проделанной работы.

Продолжение следует...

Начало
Tags: article, Солженицын
Subscribe

promo hellboy_unfeel august 11, 2014 15:19 317
Buy for 10 tokens
В выходные не было времени писать в блог, но некоторые материалы в сети успел прочесть. Наиболее интересным из них считаю вот этот. Очень хороший анализ того, как сетевое патриотическое сообщество постепенно превращается в типичных майданщиков. "Чуждый любого рода рефлексий"(с)…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments