Кривошеин Александр (hellboy_unfeel) wrote,
Кривошеин Александр
hellboy_unfeel

Categories:

Илья Эренбург "День второй"

В одном из выпусков "Школы сути" Сергей Ервандович, для того чтобы продемонстрировать что такое дух, читает отрывок из книги Ильи Эренбурга "День второй". В нем рассказывается про Шора, старого большевика, ведущего стройку нового гигантского завода. Меня конечно же заинтересовал этот момент, решил прочитать книгу целиком.

Время действия 32-33 годы в СССР. События разворачиваются в Кузнецке, на строительстве завода. Героями книги становятся рабочие-строители, приехавшие со всех концов страны возводить гигант, потому что стране нужен чугун. Жизнь очень тяжёлая, люди живут в бараках и землянках, полно вшей, строители умирают от болезней и несчастных случаев. Нет, это далеко не рай, скорее бытовой ад. Но среди этого "ада" идёт строительство новой жизни. Страна напрягает все силы, отдаёт последнее этой стройке и среди тайги появляются все новые домны.

Сами строители далеко не идеалисты, кем-то движет желание заработать, кто-то сбегает только лишь получив спецовки, кто-то пьёт. Но есть среди них и другие люди, которых этот труд преображает. Два главных героя-антагониста Колька Ржанов, простой парень из Екатеринбурга, который фактически погрузившись в этот созидательный труд, становится новым человеком. Кузнецк - это его город. В противоположность ему представитель старого мира Володя Сафонов, лишний человек, он принадлежит старому городу Томску. Вот через описание этих людей, их противопоставление, автор представляет идущие в Советском государстве процессы.

Книга очень понравилась с точки зрения погружения в эпоху. Здесь нет какой-то идеализации окружающей действительности. Жизнь трудна, очень тяжёлый быт, голод. Но среди всей этой "грязи" появляются ростки нового светлого мира, появляются люди принадлежащие ему, молодые и необразованные, но страстно желающие жить, учиться, чувствовать. Старый мир постепенно отмирает и становится удобрением для обновления жизни.

Есть тут очень сильные отрывки и характеры. А главное показано то самое время, когда зарождался новый Советский человек, новая жизнь в труде и лишениях. Но в труде особом, вместе с гигантом растут и люди, строящие его. Растут интеллектуально и духовно. Именно эти люди уже через 10 лет вступят в решающую битву со страшнейшим врагом человечества - фашизмом. Они вынесут на себе все лишения и в конце концов станут опорой всего человечества. Так рождалась новая жизнь, в страшных муках и подвигах. И это нужно знать, помнить ту важную эпоху в истории нашей страны.

Есть к книге один очень интересный отрывок. Героиня пишет письмо Володе Сафонову, которого она когда-то любила, хочу представить вам некоторые выдержки из него, по-моему очень интересные:

Ты знаешь, я часто думаю — в какое великое время мы живем! Это не слова из газеты, но мое чувство. Когда я в кино увидала «Турксиб» — как старый киргиз встречает паровоз, я чуть было не расплакалась: так это прекрасно! Ты всегда издевался над «чугуном». Недавно я познакомилась с одним комсомольцем. Он проработал год на стройке. Хороший парень, толковый, не хвастается, видит все, как есть. Он рассказал мне о Кузнецке. Это как сотворение мира. Все вместе: героизм, рвачество, жестокость, благородство. Страшно подумать, в каких условиях они работают! Почему ты можешь понять красоту этого, когда ты об этом читаешь в книге, как о далеком прошлом, а того, что рядом с тобой, ты не видишь?
.............
С другой стороны — ты. Ты умней других. Больше знаешь. Но ты ничего не делаешь, чтобы жизнь стала лучше. Ты замечаешь только плохое и насмехаешься. Ты думаешь, я сама не вижу, сколько вокруг безобразия? Наша стройка происходит не в прекрасной чистой лаборатории, но, скажу прямо, на скотном дворе. Малодушие, двурушничество, мелкие интересы! Минутами мне страшно становится за все и за всех. Вот именно поэтому я и считаю, что мы должны бороться, а не только усмехаться или рассказывать шепотом какие-то глупые анекдоты.

Ты пойми — меня возмущает несоразмерность. С одной стороны, эпоха требует от нас чего-то большого. Я убеждена, что внуки нам будут завидовать. С другой стороны, я вижу ужасные будни. О чем мечтает такой Вадим? Получить заграничную командировку и накупить в Берлине разного тряпья. Гвоздева говорит: «Вот поеду в Кузнецк — там у итээров замечательная столовая — каждый день мясо». На занятьях девчата только о том и толкуют, что Женьке муж прислал из Москвы шелковое платье и т. п. Это отвратительно! Но по-моему, ты делаешь то же самое. Только ты культурней, тоньше и тебя занимают не галстуки и не столовка, а твои собственные переживания. Есть у нас люди, которые брезгают есть в столовке. Это легко понять — такая грязь, я и сама до сих пор не могу привыкнуть. Но вот ты брезгаешь не есть с другими, а жить. Это, Володя, страшно!

.............
Ты ответишь, что люди всегда пошляки, что прекрасны только исключения и что «нельзя строить общества на подчинении меньшинства большинству». Так ты мне сказал в роще, когда мы говорили о стихах в «Красной нови». Тогда я ничего не сумела ответить — ты меня застал врасплох. Но теперь я знаю, что ты не прав. Людей можно переделать. Все то низкое, что творится вокруг, происходит от невежества одних, от трусости других. Гордина с утра до ночи полирует ногти — она убеждена, что это и есть культура. Лена объявила мне, что Маяковский «ерунда на постном масле». Бривцов хвастается, что он умеет «срывать зачетики», а сам «ни в ус». На пьянке у Чистяковых хотели изнасиловать Егорову. Причем Чистяков доказывал, что Егорова — дочь служителя культа и «не понимает пролетарской установки». Примеров можно привести тысячи. Но отчего это? Оттого, что низка социалистическая идея? Или оттого, что люди еще полны старой низости? Здесь не может быть двух ответов! Я хочу со всеми бороться и со всеми ошибаться, но только что-то делать, а не сидеть сложа руки!
.............
Володенька, ведь это неправда. Человек теперь может любить, и он может любить еще лучше, чем раньше. Конечно, не потому, что легко развестись, или потому, что девушки стали «сговорчивей», как у нас думают некоторые. Все это низость! Но жизнь теперь такая тяжелая, такая напряженная, такая большая, что и любовь растет. Трудно, очень трудно теперь любить! Наверное, куда трудней, чем раньше. Но зато и любовь эта выше.

Вот ты говорил: «теперь не любовь, а чугун» и повторял «чугун, чугун» — тебе это почему-то смешно. А это вовсе не смешно. Скажи сам, что сейчас важнее: читать твоего Франса или отливать рельсы, чтобы наконец стало в стране немного больше хлеба или ситца? Но люди сейчас не только отливают чугун. Или нет, они действительно только отливают чугун, но в этом чугуне не только кокс и руда, в нем еще что-то другое. Вот как Сенька «рвется в тьму мелодий», так сейчас рвутся все — выше и выше! Это и домны, и стихи, и любовь.

Tags: book, человек
Subscribe

promo hellboy_unfeel august 11, 2014 15:19 317
Buy for 10 tokens
В выходные не было времени писать в блог, но некоторые материалы в сети успел прочесть. Наиболее интересным из них считаю вот этот. Очень хороший анализ того, как сетевое патриотическое сообщество постепенно превращается в типичных майданщиков. "Чуждый любого рода рефлексий"(с)…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments